Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: в поисках утраченного времени (список заголовков)
17:21 

Crangon! Crangon!

«Неужели вон тот — это я?»
30 декабря 2013 года, понедельник

Про District 9 исчерпывающе сказал Борис Кузьминский («"Район № 9" столь сильно и странно воздействует на нас, потому что снят креветкой»), и не нам договаривать за великими, но я всё же похожу рядом на цыпочках.

Фильм выглядит так, словно «Превращение», True Blood, только с антропоморфными насекомыми вместо вампиров, и The Office сначала разогнали до двухчасового хронометража, а потом столкнули в большом адронном коллайдере. Шок, видео.

Феноменальное, абсолютно дегуманизированное искусство, Ортега-и-Гассет был бы счастлив. Человечность покинула человечество на космическом корабле.

@темы: филологика, кино, в поисках утраченного времени

01:28 

* * *

«Неужели вон тот — это я?»
Apraxina поделилась списком литературы из хорошей английской частной школы. Уж я страсть как люблю и литературу, и списки, а от списков литературы и вовсе таю, сердчишко так и стучит, так и стучит. Суперпозиция, понятное дело, как тут устоишь.

Список на 15 лет, это наш 8-9 класс. От них у меня в голове «Тарас Бульба» (мучительное, мучительное чтение, тоскливое, как отжимание, как урок физкультуры), «Мёртвые души» (ничего не понял, Коробочка — смешная фамилия, всем почему-то нравился Манилов), «Герой нашего времени» (после него регион Кавказские Минеральные Воды в прогнозе погоды — цитата из Лермонтова), «Слово о полку Игореве», которое я проболел, — и всё густо пересыпано, переложено Пушкиным. Точно нафталином, точно мешочками с лавандой. Осталось, конечно, больше, но всполохами, тенями: «...и быстрых разумом Невтонов», «от французского глагола répéter, повторять», «воткнул, два раза провернул» — обрезки, обрывки, лоскуты.

Какой уж там класс у них, у англосаксов, — чёрте пойми. Но ни «Жизнь Пи», ни «Миссис Дэллоуэй», ни «Дети полуночи», ни «Анна Каренина» в 15 лет, ни даже «Война миров» так не поразили меня в этом, вполне толковом, списке, как Сюзанна Кларк, «Джонатан Стрендж и мистер Норрелл». Сбой в сердцебиении, пропущенный такт в кардиограмме.

И, кстати, аналог для американского варианта подбирается сходу («Маленький, большой» Краули), а вот для русского — ничего, ничего, молчание.

Ну, подумав, вспомнишь Пелевина (ранние, наверное, вещи; не читал его толком), Дяченко («Vita nostra» — хотя я их не могу никак полюбить — очень, очень хороша), Галину (хм, «Медведки» или «Малая глуша»?), Петросян. Но не сразу вспомнишь, нет, не сразу. Да и это скорее коллективный русский Мартел, чем Кларк. А хочется-то — английских газонов в русском климате, в вечной петербургской мерзлоте. Хочется-то — роз, привитых к постсоветскому дичку. Тумана, дождя, церковной восковой пыли, старосветских чопорных мизантропов хочется. Только никто не даст.

Впрочем, она была, русская Кларк, была; в XX веке была. Звали её — Михаил Афанасьевич.

@темы: читательское, филологика, в поисках утраченного времени

03:05 

Слова и слёзы

«Неужели вон тот — это я?»
Спасибо большое за ответы, очень интересно, солёно и мокро. А вопрос надо было задавать с большим размахом, шире, смелее — и про прозу тоже, хотя над ней плачут реже и скупее, над ней и с ней ведь легче смеяться, или грустить, или тосковать, или задумываться, или, или, или — но не плакать.

Хотя мои первые слёзы над литературой — не считая, наверное, «Уронили мишку на пол», про те дивные времена помню плохо, помню смутно — это проза, это Тургенев, это «Му-му», это пятый класс. И уже тогда — украдкой, потому что стыдно, потому что неправильно, потому что мужчины не плачут, откуда-то вдруг взялась во мне десятилетнем такая глупость.

А в шестом или седьмом нам читали «Уроки французского», читали вслух, медленно, весь урок, и не дочитали, и я пришёл домой, и открыл, и дочитал, и плакал от соли и досады, от жалости и несправедливости, от невыносимой лёгкости, нежности, невесомости бытия.

А потом — слёзы высохли, слёзы кончились, слёз больше не было. Был смех, был страх, была грусть, но не слёзы. Перестали они рифмоваться с прозой. До шестой части «Гарри Поттера». Заканчивалась весна, заканчивался десятый класс, заканчивался «...и Принц-полукровка», заканчивался день, отцветала черёмуха, умирал Дамблдор. Торжество смерти. И нет веры Иоанну Златоусту, и воскрес Христос в прошлый выходной, строго по расписанию, но вот они, мёртвые во гробе, и директор самой лучшей в мире школы — впереди них, в белом венчике из роз, в белом пламени феникса, и слёзы сладко, солёно, мокро катятся по щекам, и нет сил остановиться, и не хочется останавливаться.

Была и поэзия, колола в самое сердце, в самую слёзную железу своим электричеством. Маяковский, «Хорошее отношение к лошадям», «Скрипка и немного нежно», «Флейта-позвоночник», за каплищей катилась по морде каплища, пряталась в шерсти. И Есенин с его «Чёрным человеком» про тёмное, смоляное, страшное, зеркальное, потустороннее. И стихи про войну были, в каком-нибудь седьмом-восьмом-девятом, обязательная Ахматова, и птицы смерти в зените стояли, и вопли Хлеба! летели по классному воздуху, не долетая до облаков, и хотелось одного — только бы не заплакать на виду у всех, когда же наконец звонок, только бы не заплакать, когда же звонок, только бы не, когда же, когда же, когда же.

А на первом курсе — снова проза, давно, с простудного детства, с шестого класса знакомый О. Генри, но незнакомый рассказ — «На чердаке», A Skylight Room, звезда по имени Билли Джексон, — прочитанный вместо домашней работы, и стало уже не до домашней работы. И недавно снова он, снова этот американский ловкач с подкрученными усами — открытые в магазине «Дары волхвов» с небесными иллюстрациями Патрика Линча. И читанная, перечитанная, любимая со средней школы, с того самого шестого класса, лучшая его новелла всё равно подкатывает подлым комком к горлу, сводит его плотной глиняной судорогой, горячо закипает в уголках глаз, расплывается вместе с буквами, строчками, страничками, миром в импрессионизм. А плакал ли в шестом классе? Нет, не помню.

И ещё поэзия, и вроде бы совсем недавно, вчера, а несколько лет прошло. Исключительно одарённая Аля Кудряшева — и «Мама на даче», и «Она раскрасила губы огнём карминным...», и то, про Марию и Марфу, и сиреневый колокольчик, берёзовая вода, и много чего ещё. Но больше всего, надрывнее всего, нарывнее всего — «На небе только и разговоров, что о море», потому что история про возвращение, как и история про проводы, древнее которых и нет ничего, — это всегда долгие слёзы, радости ли, скорби ли, прошедшего ли времени, пришедшей ли старости. И Киплинг был, тоже про Марию и Марфу, и Хименес был, и были цветы и звёзды, когда это было-то — семнадцать, восемнадцать, девятнадцать?

А сейчас, уже несколько дней, ночей, недель, месяцев — Линор Горалик. Как в норе лежали они с волчком. Будь моя воля — слушал бы всё время, оставшееся до первой звезды, и плакал бы, и плакал бы, и плакал.
Но нельзя, нельзя.


@темы: читательское, констатация, в поисках утраченного времени

17:04 

Unseen University

«Неужели вон тот — это я?»
Оказалось, что нам в эту сессию надо ещё химию сдавать, но мы или забыли, или нас не предупредили, или ещё что - в общем, никто не знает. И вот я иду в библиотеку за пособием по прикладной ерундистике (в вузе таких предметов полно, на самом деле, разве что они называются несколько иначе: например, «метрология, стандартизация и сертификация» или «введение в специальность»), только на бумажке написано, конечно, не «Ерундистика», а какая-то абра-кадарба. Но понятно же, что только так и может записываться название этого учебника, как же ещё? Так вот, иду я в библиотеку, а на встречу мне идёт моя одногруппница, Ксюша Г., с библиотекаршей. Когда я к ним приближаюсь, то словно бы телепортируюсь на абонемент учебной литературы. Библиотекарша в этот момент заканчивает фразу:
— ...чтобы ответы по предмету получить, надо точно номер тома знать, понимаешь, номер тома! — всё это таким суровым, с книжной пылью в голосе, тоном. Но видимо Ксюша Г. не знает, какой именно том, потому что, чувствуется, вспомнила она про химию вот только что, и спросить не у кого: вспомнила-то одна-единственная.
И тут появляется моя школьная учительница химии, она у нас в университете, оказывается, химию ведёт, и говорит, что, мол, том такой-то, все ответы там можно найти, даже ещё на нерешённые вопросы химии (у нас с одногруппницей глаза на лоб, конечно же). И химичка, заметив наше изумление, прибавляет:
— Я заинтересована в хорошей сдаче моего предмета.
Библиотекарша приносит громаднейший фолиант, древний-надревний, но год издания (я откуда-то это знал) у него 2010. Я радуюсь, что от химии освобождён, беру свою прикладную ерундистику и просыпаюсь.

@темы: в поисках утраченного времени, соня в царстве дива

20:23 

Вместоимение

«Неужели вон тот — это я?»
22 июля 2010 года, четверг

Мне приснился сон, что в русский язык ввели старое английское местоимение «thou», второе лицо, единственное число, эквивалент нашего «ты». Уж не знаю, когда оно вышло из употребления в английском языке, но при Чосере, кажется, ещё употреблялось. А потом вот взяло - и исчезло.
Ну и вот, чтобы местоимение не затерялось в томах «Истории английского языка» и не запылилось в каких-нибудь архивных шкафах с оригиналами пьес Шекспира, его-то и решили в русском языке ввести. Не пропадать же добру. И вроде бы как народ-то поддержал, все были очень даже не против. Даже как-то модно стало употреблять новый вариант в речи.
А филологи тем временем начали обсуждать возможную латинизацию русского языка, перевод его с кириллической азбуки на латиницу. И что-то такой резонанс в обществе поднялся, что даже стаканы полопались.

@темы: в поисках утраченного времени, соня в царстве дива, филологика

01:07 

Небо акварельной синью...

«Неужели вон тот — это я?»
Контекст будет позже. Я надеюсь.
А вообще - лучшее из всего написанного.
Я так вижу.
Железный аргумент, да.

Небо - акварельной синью.
Громкой трещиной эмали
изломалась сетка линий.
Запах трав на сеновале.
Духотою ты задушен,
марево околдовало,
и на хлипкой раскладушке
спишь под тонким покрывалом.
Время медленно крадётся
дымчатой пушистой кошкой,
лёгким шагом иноходца
угасает день в окошке…
18.V.2011

@темы: в поисках утраченного времени, txt, встолбики

20:14 

Современный лит. процесс

«Неужели вон тот — это я?»
Далёкий 2008 год. Начало мая. Скоро ЕГЭ и сочинение. Всем ни до чего. По моим внутренним ощущениям - Москва-река с тех пор утекла, не меньше.
После второго и последнего урока по современной литературе (ну, Толстая, даже Петрушевская с Битовым - ладно, но Вампилов!) я подошёл и спросил, почему же так мало? Ведь столько же авторов, столько же книг, столько же тектонических сдвигов?
Ответ был какой-то скомканный, с кивками в сторону жёстко заданной программы (это у преподавателя-то, который методически творил - и очень хорошо творил! - всё, что хотел), количества часов и прочей ахинеи. И. А. явно торопилась и куда-то, и отделаться от меня. Но последняя фраза, которую она бросила, застряла во мне инородным телом, душевной занозой навсегда. Она сказала: «Потом... критической же базы - нет».
И я очень жалею, что мне не хватило наглости помахать перед её носом «Миром фантастики», «Если», рецензиями Данилкина и Смирновой (критика, конечно, аховая, всё-таки в «Афише» одна была, другой есть книжные обозреватели, да и не знал я о них в тот момент; но какой-никакой, а ориентир), толстыми литературными журналами (которыми - точно могу сказать - интересуюсь больше тех, кому вроде как по профессии положено).
Сейчас бы - хватило.
Да только уже три года прошло.

Поэтому статья Наталии Поповой «Александр Грибоедов против Марии Ватутиной, или Нужно ли школьным учителям преподавать современную литературу» одновременно и лишнее расковыривание вот только недавно зажившей болячки, и бальзам на душу. Практически рижский.
Впрочем, смотрите сами:
«На мой вопрос, о творчестве каких современных писателей учителя хотели бы со мной поговорить, я получила в этом году удивительные ответы. Кто-то хотел обсуждать произведения Фазиля Искандера и братьев Стругацких, кто-то считал, что надо изучать прозу Чингиза Айтматова и Валентина Распутина, а одна учительница попросила поговорить о поэзии 50—70-х годов. В тупик слушателей поставил мой вопрос: “А сколько лет сейчас может быть поэту, активно печатавшемуся в 50-е годы и продолжающему писать поныне? И можем ли мы его творчество отнести к современной поэзии?” С одной стороны, учителям было понятно, что такой поэт скорее мертв, чем жив, но с другой — они же привыкли называть вторую половину XX века современной литературой. Да и как им по-другому относиться к этому периоду, если они большей частью преподают литературу XIX века, а институты окончили тридцать лет назад?»

@темы: читательское, чужие слова, в поисках утраченного времени, комната для рухляди

08:34 

Голова

«Неужели вон тот — это я?»
22 марта 2011 года, вторник
Когда у меня сильно-сильно болит голова, я начинаю слышать, видеть, осознавать реальность в разы хуже. Но почему-то обоняние у меня в эти же самые разы обостряется.
И это невыносимо. Даже такие красивые запахи, как лаванда. Особенно такие красивые запахи, как лаванда. В любой другой день я бы тихонько мечтал, чтобы девушка с лавандовой туалетной водой проехала как можно дольше со мной в троллейбусе. И она бы вышла на первой же остановке, ей богу. Сегодня же мне хотелось просто не дышать. Чтобы не чувствовать этот аромат, канцелярской скобой впивающийся мне в правую бровь.
Десятки запахов самой разной интенсивности. Сильные, яркие, неприятные. Пахнут, пахнут, пахнут. И я стою и боюсь двинуться, боюсь лишний раз вдохнуть, боюсь моргнуть, чтобы только не расплескать хоть какие-то мысли у себя в голове. А в голове катается цитата из "Мастера и Маргариты", от неё голова начинает болеть ещё сильнее, и я отмечаю, что моим розовым маслом оказалась лаванда., которая преследует меня, и пахнет, пахнет, пахнет...

«О боги, боги, за что вы наказываете меня?.. Да, нет сомнений, это она, опять она, непобедимая, ужасная болезнь... гемикрания, при которой болит полголовы... от нее нет средств, нет никакого спасения... попробую не двигать головой...».
Михаил Булгаков «Мастер и Маргарита»

@темы: чужие слова, в поисках утраченного времени, Такая она, жизнь!..

22:36 

Чёрное и белое

«Неужели вон тот — это я?»
26 декабря 2010 года, воскресение
Белое
На улице продолжается снежно-нежный апокалипсис. Позёмка бежит волнами, закручивается дымными завитками, а метель летит цветом догорающих яблонь и вишен. Дороги никто не чистит, про остановки и тротуары говорить даже нет смысла - кто бы сомневался? И наплевать уже, что зима каждый год приходит. Более того, примерно в одно и то же время. В календаре это дело отмечено. Ладно. Так ведь из года в год приходит внезапно, и уже даже знаем, что в этом году опять придёт внезапно. Когда же будем делать выводы?
Но - красиво. Ничего не попишешь. А красота требует жертв.

Чёрное
По просьбе одного замечательного человека, который на основной специальности вёл у меня культуру речи, а на переводческом - введение в языкознание, ходил к "иностранному специалисту", мальчику из то ли Нигерии, то ли Намибии, то ли вообще ЮАР. Его зовут Бен, он похож на Формана из "House M.D.", неплохо владеет русским языком, говорит вполне чисто и связно, понимает и задает вопросы, если вдруг нет. Но его уровень вряд ли даже C1 (Upper-Intermidiate, если по-русски). Ну, возможно, с небольшой натяжкой.
Когда я пришёл, он только что проснулся, хотя на часах два дня, да я ещё и опоздал при этом. У него болит голова, глаза красные, а под столом я заметил две бутылки из-под пива, так что не до электротехнике было человеку. Но Бен старался. Очень старался. Я вообще-то планировал на английском всё это дело провернуть (поэтому и согласился, собственно), но дело пошло на русском. И я не рискнул менять язык, раз уж работает, то лучше не трогать, как говорят знакомые программисты.
Но звучащую английскую речь я всё равно услышал, когда в комнату вернулся его сосед, ушедший прошлым днём. Честно говоря, что это английский, я понял только ближе к концу и уже после этого смог разобрать только процентов 50 речевого потока, но общий смысл уловил и ладно. А партизан-грамматист, окопавшийся во мне, этот чёртов пурист, иногда подвывал. Было от чего. И влезать со своим "Do you really think I don't know English?" на его (возможно, мне померещившееся) "I'm not sure he can understand us" не стал, чтобы не смущать. Правда, потом я ему сказал, что на переводчика учусь и английский понимаю. Он удивился. Крайне.
Бен говорит, что очень тяжело и очень холодно в России. У них в октябре +28, в декабре ниже +20/+18 опускается редко. А сейчас не просто холодно, но и много снега, который он видит уже третий год, но всё никак не может привыкнуть. А я смотрю на его весеннюю куртку с летними кроссовками и, кажется, всё понимаю.

@темы: в поисках утраченного времени, english, The Seasons

12:15 

За окном

«Неужели вон тот — это я?»
20 декабря 2010 года, понедельник
Когда я вчера говорил, что люблю зимние морозы в диапазоне -3...-15 градусов, я меньше всего ожидал, что с устраивающих меня -10 температура взлетит к -3. Но, как сегодня оказалось, ещё меньше я был готов к тому, что она упадёт до -15. Дорогое Мироздание, слушай меня поменьше. Потому что холодно, ну честно же.

А ещё сегодня весь день была метель, упругая, злая, острая, как битое стекло. В такую метель нужно перебежками, перебежками к друзьям, перед входом стряхнуть снег с шапки на пол подъезда и ногами об ступеньки постучать, а потом запивать какое-нибудь кино мятным чаем с вишнёвым вареньем. Или, если совсем не хочется двигаться, под одеяло можно спрятаться, одним глазом читать книжку, заманчиво пахнущую типографской краской, а другим - досматривать сон, радужный, тёплый, древесно-шершавый, затем положить раскрытую книжку под голову, потому что уже нет сил сопротивляться, и тонуть, и падать, и вязнуть в этом мягком, затягивающем, эфемерном...

@темы: в поисках утраченного времени, The Seasons

23:51 

Без света

«Неужели вон тот — это я?»
У нас вчера в радиусе трёх-четырёх домов выключился свет. В восемь вечера. Был отличный повод не делать ничего по грамматике и вообще ничего, только умыться в оранжевой от воскового света ванной, лечь, вглядываться в чернильную, зимнюю темноту квартиры, вдыхать свечной, церковный, мимолётный запах и думать о чём-нибудь или о ком-нибудь. А потом - заснуть и проснуться около полуночи от того, что дали свет, а ты по привычке включил светильник и забыл выключить.
Только неопубликованные посты было жалко, но они сохранились, а не сохранились бы - и чёрт с ними.

"Минус три, говоришь, хорошо, минус три, говоришь, любишь?" - подумало Мироздание и щёлкнуло зазевавшегося Кота каплей с козырька по носу. Чтобы неповадно было. Дорогое Мироздание, не слушай меня больше, пожалуйста, и помни, что на меня не угодишь. И верни комфортные -7 с ватными снегопадами, если несложно. Весь мир и коньки в придачу можешь оставить себе.

Сегодня ездил к С. перед выступлением (у нас сегодня было что-то вроде показательных, хорошо и здорово потанцевали и просто время замечательно провели). Договаривались на 17-00, я опаздывал, чуть не проехал остановку ( "Подскажите, а Кудряшова следующая или через одну?" - "Мы на ней стоим!"), вышел. Стою. Осматриваюсь. На часах 17-31. С. только что подошёл. Ещё похвалил меня, что ему ждать не пришлось. Мы оба такие пунктуальные, что жуть берёт просто.

@темы: в поисках утраченного времени, The Seasons, Чудеса рядом с нами

11:08 

Conjured

«Неужели вон тот — это я?»
20 декабря 2010 года, понедельник
Conjurer - one that practices magic arts, a wizard;
one that performs feats of sleight of hand
and illusion, a magician.
© Merriam-Webster Dictionary

Я волевым усилием убрал сегодня с повтора на плеере Conjure One. Наконец-то. А то я уже начал думать, что всё, вот он, заклинатель, дудочник из Гамельна, да не один - целая группа, всё, крышка, пиши пропало, не сниму никогда их папку с повтора. Но нет, соскочил с крючка. Чтобы потом вернуться, конечно же, никуда я не убегу, не хочется, да и куда от них денешься, от этих канадских крысоловов.
У них есть совершенно невообразимые, серо-синие (здесь эпитет "яркие" не уместен), прозрачно-льдистые, безупречно зимние композиции. Над ними цепенеешь, очарованный, разглядываешь, пытаешься собрать из льдинок сначала просто какое-то слово, потом увлекаешься и незаметно для себя уже начинаешь складывать вечность, и сложишь, будте уверены, никуда не денешься, но никто точно не знает, когда, через половину вечности или через все две, никто точно не знает, а ты сидишь, складываешь, покрываешься инеем, вмерзаешь в мир, и сам уже льдинка, которую вертят, прикладывают, снова отбрасывают, и сам уже - вечность, из которой складывают льдинки, и ничего уже не сделать, ничего, но ничего и не хочется, а это - самое главное.


@темы: Размышлизмы, констатация, musical box, в поисках утраченного времени

23:43 

Погулял

«Неужели вон тот — это я?»
27 августа 2010 года, пятница
Пошёл на приём к кардиологу. Выхожу из дома, достаю плеер, включаю. Первая песня - "Сердце" Flёur. Ну, думаю, дела!..

Захожу в кабинет, кладу сумку и куртку на стул. И вдруг слышу - канарейка поёт. Заливается. Невероятно красиво. Оказалось, это телефон в соседнем кабинете. Просто я глуховат на оба уха (и на свою голову, видимо).

Заглянул в университет. Там теперь на входе сидит дядёк в будке, спрашивает, кто куда идёт и зачем, и, кажется, нажимает на кнопку, чтобы через турникет можно было пройти. А может, и не нажимает. Может, они сами вертятся. Но спросить-то они сами точно не могут, вот потому мужика посадили рядом. Чтобы спрашивал.

Звоню одногруппнице, договариваемся, где пересечься. Я еду в автобусе, она собирается в местный торговый центр, уже почти вышла (ну, вы понимаете, что в переводе с девичьего это значит "докрасилась и начала одеваться"). У меня времени вагон, согласился составить компанию. Всё, место встречи определили, пароль старый, я выскакиваю из автобуса с сумкой и книжкой в одной руке и телефоном у уха в другой. Она, прежде чем отсоединиться, говорит:
- У меня вот как раз плеер разрядился. И я вся извелась, чтобы такое сделать, чтобы не скучно идти было.
А что, я, если подумать, ничуть не хуже плеера. А временами даже лучше. У меня вот, кстати, тоже незадолго до пересечения с ней плеер разрядился. Судьба.

Если идти не центральными или хотя бы знакомыми улицами, а дворами и переулками, то даже родной город станет куда интереснее. И если рассматривать его в лужах, окнах и зеркал, он получается какой-то совершенно другой. Из зазеркалья. На той стороне.
А яркое-яркое солнце и тёмные-тёмные тучи очень красят любое место. Особенно отреставрированный центр.

Иногда, чтобы дойти куда-то, не обязательно знать всю дорогу, достаточное условие - просто представлять направление. Хотя бы примерно. Можно, конечно, не представлять, но тогда начнётся забавная, но не слишком комфортная стадия топографической невменяемости - поиск дома по лужам. Прошлогодним. Хорошо, что лужи в наших широтах довольно постоянные величины и в качестве ориентиров пригодны.

Всё-таки от пробок есть иногда польза. Можно выйти раньше положенной остановки. Вот таким образом троллейбус довёз меня практически до самого подъезда.

@темы: в поисках утраченного времени, Городские сказки, разговорчики в строю!

23:39 

Моя семья и другие звери

«Неужели вон тот — это я?»
Несмотря на некоторое деревенское воспитание (да-да, я городской сноб), несмотря на храп из соседней комнаты, который меня будил две ночи подряд, несмотря на всякие житейские недоразумения, родственники - это всё-таки здорово. Это особенно понимаешь, когда хватаешь горячий яблочный пирожок, а тебя тётушка, смеясь, бьёт по рукам полотенцем. Мол, не перекусывай, аппетит испортишь! Но сама-то, естественно, знает, что мне разве испортишь. Или вот когда все собираются в комнате или просто находятся в доме. Сразу так шумно и людно становится. Как-то по-настоящему. Или вот тоже: когда с племянником режешься в Dendy, которая пылилась у тебя в тумбочке лет пять, не меньше.
Вечером мы проводили наше стихийное бедствие на поезд. Сегодня я наконец-то посплю один в своей комнате. И не буду скучать. Почти.

@темы: в поисках утраченного времени, Такая она, жизнь!..

20:20 

Ирландские пословицы in English

«Неужели вон тот — это я?»
20 июня 2010 года
You want to look at a random Irish proverb with a picture, don't you?

@темы: english, в поисках утраченного времени, комната для рухляди

20:10 

Мне - до восьмого

«Неужели вон тот — это я?»
14 июня 2010 года
"Как это ни странно, но класса до шестого учителя казались мне почти роботами, я не видел, чтобы они ели, пили, приходили в школу, уходили из школы, они вроде были такими же школьными принадлежностями, как доски, парты и столы. Помню, как я однажды удивился, застав в буфете жующего бутерброд физрука. Это было прямо открытие!"
Геннадий Михасенко "Милый Эп"

@темы: чужие слова, в поисках утраченного времени, констатация

19:57 

Время, вперёд!

«Неужели вон тот — это я?»
10 июня 2010 года
Шуточный закон о частоте употребления английских видо-временных конструкций (tense):
Можно сказать, что [конструкции] используются все, но их частота обратно пропорциональна заумности. © sknente
Как известно, в шутке обычно есть только доля шутки. А остальное (чаще всего) занято здравым смыслом.

@темы: english, в поисках утраченного времени, Забавности, филологика

13:43 

* * *

«Неужели вон тот — это я?»
14 мая 2010 года
Мне кажется, что мир сошёл с ума. У нас зацвела сирень, тогда как вишня ещё не отгорела.
Лето пришло по-настоящему, что бы не говорил календарь. Бывает ли он вообще прав?

@темы: в поисках утраченного времени, The Seasons

13:41 

Городок, запечённый по-майски

«Неужели вон тот — это я?»
11 мая 2010 года
Весна - странное для России время года, во всяком случае, для европейской её части. Очень трудно уловимое. Она расположена где-то между календарными зимой и летом, точнее не определишь, длится не больше трёх недель (по одной из каждого месяца календарной версии) и заканчивается так же внезапно, как и начинается. И даже такой, как мне казалось, строгий и непременный символ весны как цветение вишни нисколько не строгий и уж тем паче не непременный. Потому что вишня зацвела совсем недавно, а мой сезонометр утверждает, что она опоздала и уже пришло лето. Которое действительно пришло, потому что я надел футболку с джинсами. И всё. Необходимое и достаточное условие практически. Для весны что-нибудь бы такое вывести...

* * *

Город изнывает от жары, растекается по тарелке шоколадным, с карамелью, мороженым, крошится хлебом на мосту - уткам, которых опередят прожорливые и наглые рыбаки, плачет чайками, шумит ночными дождями, повязывает толстовки на талии и звенит велосипедистами. Мог бы дребезжать трамваями, что замечательно вписалось бы в эту симфонию, но трамваев у нас уже нет года как два. Или три. Но город не расстраивается. Ещё бы, ведь май раскидал по газонам солнечные искорки одуванчиков, по деревьям - белые вишнёвые и яблоневые облака, которые в некоторых местах осели почему-то медово-тягучей черёмухой (хотя я был совершенно уверен, что там стояла вишня или, в крайнем случае, яблоня), а по лицам - чёрные очки. Это, конечно, удобно и правильно - защищать глаза, но гораздо интересней щуриться на солнышке и улыбаться своим мыслям, наслаждаясь то ли поздней весной, то ли ранним летом под немецкий фолк в лице Schandmaul.

@темы: The Seasons, в поисках утраченного времени, Городские сказки

19:26 

Про вчера

«Неужели вон тот — это я?»
7 марта 2010 года, воскресение
После "Алисы" меня понесло в книжный магазин (уже сколько времени не был, практически полмесяца, страшно подумать!). Но не для себя, а за подарком: так получилось, что у ни его самого, ни мыслей по поводу не было. Впрочем, я вообще любитель (но не сторонник) покупки подарков в последний день. И относится это не только к покупке подарков, к моему сожалению.
Из книжного я вышел с красивым кельтским крестом, апельсинами и наглым рыжим котом. Крест был нарисован на рекламирующем какой-то новый бестселлер пакете, который мне выдали на кассе, апельсинов оказалось пять четвертинок, и все они были джоаннхаррисовские, а наглого рыжего котяру звали "Гарфилд 1".
"Пять четвертинок апельсина" купил совершенно спонтанно, просто посмотрел на книгу и понял, что в организме, истощённом болезнью и приближающейся весной, недостаток Джоанн Харрис. Да и читать по страничке-двум каждый раз, когда я прихожу в магазин, слегка надоело. Всю первую часть таким образом прочитал.
В остановке от дома продают неизвестное науке растение, которое мама в шутку называет ковылём, а я, следуя непонятно кем установленой традиции, мимозой, хотя ясно, конечно, что никакая это не мимоза. Но как же оно пахнет! Я бы, наверное, захлебнулся этим запахом и растворился в воздухе, если бы у меня не было насморка. А так - отделался лёгкой эйфорией.
У нас холодно. На некоторые дворы и на некоторые улицы, говорят, завезли солнце, но мне такая попалась только одна, маленький кусочек совсем. С неба падает сахарная вата, и я удивляюсь, почему ещё никто не догадался ловить снежинки, лепить из них сладкие облака, вдевать палочки и раздавать прохожим.

@темы: в поисках утраченного времени, Городские сказки, читательское

Беседка, увитая плющом

главная