• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: txt (список заголовков)
01:20 

знак вопроса

«Неужели вон тот — это я?»
а что делать
когда разучился писать стихи
даже плохие

@темы: констатация, встолбики, txt

15:06 

thetext

«Неужели вон тот — это я?»
Текст — это такая точка пространства-времени,
где параллельные линии сходятся на мгновение,
но разбегаются дальше — кружевом по воде.

@темы: встолбики, txt

01:25 

A Puzzle

«Неужели вон тот — это я?»

Большая загадка,
отчего я люблю
шум голубиных крыльев.

Возможно, он очень похож
на хлопанье ангельских крыл?

@темы: txt, встолбики

22:22 

превращение

«Неужели вон тот — это я?»
если забыть сменить
раскладку клавиатуры
с русского на английский,
то vs превращается в мы

@темы: встолбики, txt

00:50 

сядь на пенёк, съешь пирожок

«Неужели вон тот — это я?»
01:19 

Откроешь

«Неужели вон тот — это я?»
Откроешь любой мануал
По писательскому мастерству
(Их сейчас примерно столько же,
Сколько и писателей, если не больше),
А там – зуб даю! – будет написано:
«Пишите только о том,
Что понимаете сами,
Что знаете
И что чувствуете».

Откроешь какую-нибудь программку,
Для контакта двух индивидов,
Почти безумных от одиночества,
Созданную.
Созданную, наверное,
Такими же индивидами
Или, возможно, индивидами чуточку лучше.
Впрочем, какая разница,
Программка от этого не изменится.
А там,
В этой программке – богом клянусь! – тебя спросят:
«Говори, как твоё самочувствие».
Или «А как у тебя дела?»,
Что, согласитесь,
Во много раз хуже.

Или откроешь дверь кабинета,
За которой начнётся сеанс
Терапии.
И психотерапевт – вот уж наверняка! – скажет тебе
Мягким, как…
Как и положено такому врачу,
Голосом:
«Расскажите,
Что вы сейчас чувствуете?»

Но почему никто,
Никто,
Никто
Не научит тебя,
О чём рассказывать,
Говорить
И писать,
Если ты
Не чувствуешь
Ничего.

____
(карандашная приписка)

может быть,
мне нужно
и вовсе
тогда
заткнуться?..

@темы: встолбики, txt

18:03 

Сейчастье

«Неужели вон тот — это я?»
Радио с кухни пело разными голосами,
красный кадмий с неба тёк яркими полосами
по трещинам на балконе, по выбоинам в окне,
по людям на остановке, по голубям и мне.

Словами чьими-то звенела
кудряшки телефонной медь.
Мне счастливо, мне свободно.
И хочется умереть.

@темы: встолбики, txt

01:07 

Небо акварельной синью...

«Неужели вон тот — это я?»
Контекст будет позже. Я надеюсь.
А вообще - лучшее из всего написанного.
Я так вижу.
Железный аргумент, да.

Небо - акварельной синью.
Громкой трещиной эмали
изломалась сетка линий.
Запах трав на сеновале.
Духотою ты задушен,
марево околдовало,
и на хлипкой раскладушке
спишь под тонким покрывалом.
Время медленно крадётся
дымчатой пушистой кошкой,
лёгким шагом иноходца
угасает день в окошке…
18.V.2011

@темы: в поисках утраченного времени, txt, встолбики

19:48 

Rowan-tree

«Неужели вон тот — это я?»
Я закрываю глаза и отчётливо вижу
образ, созданный тремя красками.
На белом фоне чёрные ветви сочатся рябиной,
рубинной,
кроваво-красной.


© Korpinkynsi «Carbuncle

@темы: встолбики, txt, комната для рухляди

23:07 

Текстом

«Неужели вон тот — это я?»
Когда-нибудь, к примеру, сахарным зимним утром,
мягким вишнёво-весенним днём,
в свете закатно-осенней охры,
а иногда - летней дождливой ночью,
человек становится текстом.
Кто - парой убористых строчек,
набором цифр
и подписью-повиликой.
А кто-то - десятком
на блестящей странице только что испечённой прессы.
Кого-то словами забьют
в мраморный холод камня,
стоящего на холме,
а кто-то, быть может, проснётся
весёлой студенческой байкой,
забавной шуткой,
рассказанной между прочим.
Одних набирается иногда
на десять романов
и семь повестей
(и даже ещё остаётся
на несколько строк на салфетках).
Других же бывает
чуть, пара слогов -
не наскребёшь и на небольшое хайку.
А третьи могут потом
сами собой превращаться в картинки,
другие - вскрываться десятком
негаданных раньше смыслов.

И это не плохо и не хорошо,
так просто случается,
что вдруг,
одним необычным днём,
человек прекращает быть человеком
и становится текстом.

@темы: txt, встолбики

19:43 

Стена

«Неужели вон тот — это я?»
Снова возведена
между миром и мной
стена.
И стенай,
не стенай –
стоит
стена.
Серо-чёрного кирпича.
Можно пинать –
ногой,
можно рубить –
с плеча.

Она
одна.
Всего одна,
но и её лишку.
Это уже
всё-таки
слишком.

Между миром и мной,
мной же
возведена
стоит
стена,
стоит
стена…

@темы: встолбики, txt

08:07 

Посмотри

«Неужели вон тот — это я?»
Не волнуйся, не долго осталось меня терпеть.
Меня скоро взорвёт моя пустота внутри.
Я то ли мягко звучащий кимвал,
то ли густо звенящая медь.
Посмотри мне в глаза,
когда я взорвусь.
Очень, очень
прошу тебя.
Посмотри.

@темы: встолбики, txt

16:14 

Cathelyn

«Неужели вон тот — это я?»
Её звали Кейтилин.
Мы познакомились в лавке старого Морриса, на углу двух улиц. Их названия постоянно выскальзывают у меня из памяти, как мокрое мыло из рук. Когда я увидел её, я сразу же влюбился. Долго стоял и смотрел, не решаясь подойти. Очень долго. Но она словно ждала меня.
Вернулся домой уже вместе с ней. Оставил её в комнате, сам ушёл на кухню. Долго ходил кругами, заварил свежий чай, уронил чашку. Та разбилась на две неровные половинки, чай растёкся сладкой янтарной лужей по тёмному линолеуму. Я, чертыхаясь, сходил за тряпкой и всё вытер. Она ждала меня.
Вернулся в комнату. Дотронулся до неё, увлёк за собой, прикоснулся губами. На языке остался едва уловимый вкус груши, прогретой солнцем. Тёплый. Настоящий. Живой. Я сказал ей об этом. Шёпотом. Она засмеялась, мелодично и легко. Она заговорила. Красивый голос. Бархатистый и мягкий.
Я так и не лёг спать в тот вечер. И ей не давал покоя. Мои пальцы, истосковавшись по их телам, касались, гладили, нажимали, мои губы не отпускали её, а она смеялась и плакала, и я вместе с ней. В стену несколько раз стучали соседи. На рассвете, уставший и счастливый, я наконец-то задремал тревожным, поддёрнутым нервной рябью сном. Она лежала рядом.
Её звали Кейтилин.
Она была моей новой флейтой.

@темы: txt

19:40 

Ничего не случилось

«Неужели вон тот — это я?»
Nothing happens to me.
(Dr Watson)
"Sherlock"


ничего не случилось. лишь заносы и гололёд
бывает всякое. не успел. не дошёл
ничего не случилось. просто очень сильно метёт
не бойся. спи. всё хорошо. всё хорошо

не плачь, пожалуйста, успокойся
представь синее море, ту каменистую тропку
были недавно, помнишь? конечно, помнишь

ничего не случилось
просто под окном в пробке
стояла неуспевающая «скорая помощь»

P.S. <...>

@темы: встолбики, констатация, txt

00:41 

Не слишком много букв

«Неужели вон тот — это я?»
Разговор с самим собой
– Всего лишь Маяковский, осень и душа-полуночница,
а не манера письма, творческий путь
или словесная прыть.

– Не волнуйся. Когда-нибудь это кончится.
Когда-нибудь.
Может быть.

@темы: встолбики, констатация, txt

09:37 

Межсезонье

«Неужели вон тот — это я?»
Город засыпало листьями. Заметает снегом.
Образы сюрреальные на виду.
Бусины градин на нитях дождя становятся оберегом.
Интересно, кто всё таким придумал?

Тучи движутся по небу серыми каракатицами.
Межсезонное. В порядке вещей что ли?
По пустой дороге пакет катится -
Пёстрое пластиковое перекати-поле.

@темы: встолбики, The Seasons, констатация, txt

01:25 

Механизм

«Неужели вон тот — это я?»
Мне хочется быть задачей. Проблемной,
нерешаемой абсолютно.
Какой-то вещью – неестественной,
трудной и неуютной.

Я бы перекроил себя кардинально.
Сделал бы себя из логики,
стерильной, незамутненной, кристально-чистой,
избавленной от эмоциональной
примеси
тщательнейшей очисткой.

Вместо костей – безупречный каркас,
прочнее, чем закалённая сталь,
раза в три
прочнее, чем самый твёрдый алмаз.
Ни единого чувства внутри,
включая как радость, так и печаль,
ни единого – напоказ.

Вместо сердца – клапан,
шестерни – вместо мыслей.
Любой поступок предельно осмыслен.
Хочу резать реальность,
не дрогнув ни рукой, ни телом,
с аналитической,
хирургической
остротой.
Хочу, чтобы мне не было никакого дела,
с той ноги ли я встал
или не с той.

Хочется работать ровно, не на пределе,
обладать кислотно-едким цинизмом,
жить с высоким порогом пробоев.

Уже порядка недели
мне хочется быть отлаженным механизмом.
Механизмом, работающим без сбоев.

P.S.

@темы: констатация, встолбики, txt

11:47 

Ненаписанный

«Неужели вон тот — это я?»
Стихотворение с прологом и эпилогом.
Всем сочувствующим и сопереживающим.
Ну, и ещё кое-кому, они знают.

Внутри себя его вылепишь-выпишешь.
Сначала будет очень хорошо. Потом очень плохо.
Ведь он не отстанет, не отойдёт ни на шаг.
И будет как то ли у Маяковского, то ли Блока:
в пролёт не бросишь,
не напоишь ядом,
на курок уже не посмеешь нажать.
И, кроме последнего вздоха,
кроме последнего взгляда,
над ним не властно будет лезвие ни одного ножа.

* * *
Я знаю тебя так,
как не знаешь себя ты сам.
Я знаю тебя так,
будто это я тебя написал.
Все твои уловки, улыбки, именные бирки.
Все твои пароли. От почты, от аськи, от мирки.
Я у тебя внутри –
маленький пакостный паразит –
разъедаю всё: сердце, голову, душу.
Мои щупальца тянутся к мыслям
по ассоциативной связи.
И мешают им. Топят. Душат.

Я из твоего ребра. Плоть от плоти.
Кость от кости.
А теперь – слышишь! – выпусти меня.
На бумагу меня выпусти.
Где-то в ночи между вторником и средой
третьей недели сентября 2010 года

@темы: встолбики, txt

02:00 

Стабилизирующий фактор

«Неужели вон тот — это я?»
Фредерика Беата, спасибо за вдохновивший меня пост.
Minttu, спасибо за подсказки.
И чтобы я без вас делал?

Бывают в жизни такие дни – чёрная полоса.
Ничего не клеится. Валится на пол из рук.
Утром на кухню залетает и кусает оса,
вечером перегорают лампочки, коротит утюг.

По ночам над кроватью кошмары носятся,
превращая сон в битум, тяжёлую, смоляную муть.
Оправа очков начинает натирать переносицу,
по ночам пропадает не только желание - возможность! - заснуть.

Падают ложки, обещая ненужных гостей в количестве,
подбираешь их – роняешь керамического слона,
задеваешь тумбочку – по линолеуму разливается лимонад.
И понимаешь, что в тебе кончается электричество,
что в твоей душе,
уже,
кажется, кончился весь заряд.

Знаешь, полезных и нужных рецептов всегда очень много,
выходов – помнишь? – существует как минимум два.
Закрой глаза своими ладонями.
Слышишь? Вокруг тебя всё – слова. Слова. Слова.

Вдохни. Выдохни. Останови не надолго внутренние часы.
Выключи свет в душе, а в голове – реактор.
Заглуши все крикливые краски и клавишные басы.
Прислушайся к тишине.
Она твой стабилизирующий фактор.
Она. В. Тебе. Внутри. И. Вовне.

@темы: встолбики, txt

23:28 

Вишнёвое варение

«Неужели вон тот — это я?»
Жила-была одна семья. Вполне хорошая, дружная такая семья. Кто-то бы даже назвал её социально стабильной, но что это значит, знал только папа. Во всяком случае, мама, хотя и лукаво улыбалась, но в знании уличена не была. Как и бабушка с дедушкой.
Семья была очень необычная. Бабушка вязала шарфы из теплоты и уюта, а когда было настроение – шерстяные носки, всегда только два левых или два правых, потому что так интересней. Дедушка выдувал сны из мыльных растворов, замораживал и дарил родственникам и друзьям, а иногда – прохожим. Мама по вечерам варила изумительное варение и пекла чудесные яблочные пироги, а с утра выращивала цветы, рисовала пейзажи и держала небольшую лавочку, торгующую всякой мелочью. Папа же (в перерывах между очень важным ничегонеделанием) делал деревянные ложки, которые приятно было держать в руках, флейты и свирели, на которых было здорово играть, а также много всего по хозяйству. Без детей, конечно, такой семьи быть не могло. Поэтому без Милославы (а чаще – Мильки) и Светломира (всё-таки в большей степени Мирека) и мы не обойдёмся. Куда уж, без них-то!
Понятное дело, в такой компании постоянно что-то происходило. И счастливы они были, вопреки одному русскому роману, вполне себе по-разному…

* * *


Собрались все в один из зимних студёных вечеров на ужин за большим обеденным столом. Папа сплетал на скорую руку забавные истории из витавшего по кухне хорошего настроения. Смех делал комнату светлей, а картошку с грибами – гораздо вкусней. А чай, как обычно это бывало по зимним студёным вечерам, пили с вишнёвым варением. Варение, какое бы оно ни было, всегда – консервированное лето с его обволакивающим зноем, падающими звёздами, раскалёнными запахами и солнечными бликами. Но вишнёвое почему-то особенно.
– Ну вот, опять вишнёвое, – Милька подвинула к себе чашку.
– Твоё же любимое, – мама поставила чайник на плиту.
Чайник оценил и снова засвистел. Кажется, соловьём.
– Ничего себе, этой зимой первый раз соловья в его исполнении слышу! До этого были только трясогузки, кажется, – папа повернул конфорку и отложил газету. – Ну так чего там, с варением-то не так? – подмигнул дочке.
– Ко-о-осточки! – вздохнула Милька.
– Которые надо постоянно выплёвывать, – добавил Мирек.
– Какие вы! – прищурилась бабушка. – И варенье им без косточек подавай, и в жизни, никак, чтоб без трудностей, а? Ведь как бывает… вот, человек с тобой общается, дружит. В кино ходите. Мяч погонять. Но он, например, шнурки по полчаса завязывает. Спать ложится поздно. Или рано. Книжки читает другие. А те, что ты читаешь, ему не нравится. Вот он такое же варенье. Вишнёвое. С косточками. Так-то реши сначала, что тебе по душе: есть вкусное варенье или не выплёвывать косточки?
– Можно просто перед варкой косточки вынуть, - мама намазала себе бутерброд и капнула рубиновым сиропом на стол.
– Такой педагогический пример испортила, – папа укоризненно подцепил ложку варения и запил её чаем. Через секунду на блюдце рядом легла первая за этот вечер вишнёвая косточка.

@темы: txt

Беседка, увитая плющом

главная